Actual Today - только актуальные новости

Дефолт на горизонте: что решит судьбу украинской экономики в 2018 году

Поделиться:

Сомнительные бюджетные показатели, предвыборный популизм, большие выплаты по внешним долгам и пауза в сотрудничестве с МВФ — с такими вводными Украина завершает 2017-й и входит в 2018 год.

В формуле украинской экономики следующего года большие риски, низкое доверие со стороны кредиторов и две неизвестных — в начале года Украина может проиграть или выиграть в двух международных судах несколько миллиардов долларов.

Эксперты рассказали, какие события могут повлиять на украинскую экономику в 2018 году и почему от нее не стоит ждать качественного рывка.

Андрей Новак, глава Комитета экономистов Украины:

— В 2018 году будет несколько важных экономических событий и процессов. На стыке первого и второго кварталов будет определено, выделит ли МВФ транш в 2018 году, продолжит ли он сотрудничество с Украиной.

Без новых валютных вливаний Украина, если не в 2018-м, то максимум в 2019 году, будет вынуждена объявить дефолт госбюджета из-за неспособности обеспечивать внешний долг. На 2018-2020 гг. выпадает пик внешнедолговых выплат. Суммарно по формуле 20+5 млрд долл. Из них 20 млрд — это государственный и гарантированный государством долг, а еще 5 млрд — это долги государственных предприятий. Если госпредприятия будут не в состоянии их выплачивать, придется это делать из госбюджета.

Правительство запланировало дальнейшую искусственную девальвацию гривны до 30,1 грн за долл. в 2018 году. Если помножить на этот курс долговые обязательства, то выяснится, что больше трети госбюджета придется тратить на обслуживание долга. Это невозможно. Так что на стыке первого и второго квартала будет решаться, может ли наступить риск дефолта в 2019 году.

При этом следует отметить, что с деньгами и траншами МВФ напрямую связаны деньги Евросоюза. В 2017 году ЕС не дал последний транш в 600 млн евро как раз потому, что МВФ не предоставил транш в 1 млрд долл. до конца этого года.

2018 год предвыборный перед двумя большими кампаниями — президентской и парламентской в 2019 году. Поэтому следующий год будет периодом экономического популизма. Политики будут состязаться в сладких обещаниях повышения социальных платежей. Это может увеличить количество рисков для расходной части госбюджета. Ее могут раздувать и увеличивать дефицит.

Большое значение будет иметь то, станет ли 2018-й, наконец, годом большой приватизации. На нее возлагают большие надежды в бюджете-2018 в сумме 22,5 млрд грн доходов от приватизации. Если она не состоится, эту сумму можно смело добавлять в дефицит бюджета. Реальный дефицит после этого составит около 100 млрд грн. Это также может подорвать отношения с МВФ, поскольку для него дефицит — главный показатель. Если он становится слишком большим, а тем более неконтролируемым, Фонд прекращает сотрудничество до тех пор, пока государство не сбалансирует бюджет.

Олег Устенко, исполнительный директор Международного фонда Блейзера:

— Если активно будут проводиться реформы, то экономический рост может быть увеличен. Соответственно, дефицит бюджета уменьшен, потребность во внешнем финансировании снижена, занятость населения повышена, эмиграция понижена, приток инвестиций увеличен. В случае вялотекущего темпа, как это было до сих пор, рост может быть 3%, как заложено в госбюджете, остаются те или иные проблемы с покрытием дефицита, низкие притоки прямых иностранных инвестиций, не превышающие показатели этого года — 2-3 млрд долл., инфляция в районе 12-15%.

Кроме скорости реформ нужно наблюдать за сотрудничеством с международными финансовыми институциями. Прежде всего, с МВФ, потому что без него не будет закачки валюты ни по каким другим направлениям. Ведь требования у всех приблизительно одинаковые, плюс ко всему сотрудничество с ЕС идет в привязке к МВФ.

Без МВФ мы рискуем не получить деньги из таких источников, как Мировой банк, Европейский банк реконструкции и развития, ЕС. То есть 1,8 млрд евро, которые пытались учитывать на следующий год, мы рискуем не получить.

В рамках сотрудничество с МВФ нужно следить за таким важным параметром, как антикоррупционнаая деятельность: усиление имеющихся антикоррупционных ведомств, введение антикоррупционного суда. Он должен отвечать требованиям, которые оговаривались украинской стороной и международными донорами и кредиторами.

Если сотрудничество с МВФ не будет восстановлено, то Украина рискует иметь непокрытую потребность во внешнем финансировании в районе 7 млрд долл. Придется идти на резкое уменьшение золотовалютных резервов и открываться под риски конца 2018-2019 гг. Удерживать финансовую стабильность будет крайне сложно. Я думаю, что мы не вправе ожидать, что в первом квартале 2018 года сотрудничество с МВФ будет восстановлено до такой степени, что мы получим транш.

Есть два «черных лебедя», которые могут прилететь в январе-феврале следующего года. Первый — окончательное решение Лондонского высокого суда по долгу Януковича (в 2017 году Высокий суд Лондона отклонил аргументы Украины в иске по 3 млрд долл., которые в 2013 одолжил у России Виктор Янукович, а в январе суд рассмотрит апелляцию, — ред.) Я бы предположил, что в базовом сценарии решение будет против нас. В этом случае я предполагаю, что в 2018 году будут подлежать к оплате минимум 1,5 млрд долл: 1 млрд — треть от того, что мы сейчас должны, 500 млн — проценты, которые мы не платили, плюс судебные издержки. Это может значительно изменить курсовую ситуацию и ситуацию, связанную с финансовой стабильностью.

Второй — решение Стокгольмского арбитража по поводу 2 млрд (28 февраля — предельный срок решения арбитража по делу «Нафтогаза» и «Газпрома» о транзите газа, — ред.) Мне кажется, что это деньги, которые тоже будут подлежать к оплате в 2018 году. Потребность покрытия у Украины — 7 млрд, и с каждым «лебедем» она увеличивается. В 2019 году, когда мы войдем в пик политического цикла, открытая потребность может быть минимум в полтора раза выше. Тогда только внешних долгов нам нужно будет возвращать в два раза больше, чем в 2018 году.

Борис Кушнирук, глава экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра:

— Скорее всего, будет 1,5-2% роста экономики. Поскольку у нас сырьевой тип экономики, он зависит почти исключительно от роста цен на внешних рынках. Тот, который мы там сейчас наблюдаем, в том числе на нефть, влечет за собой подорожание аграрной и металлургической продукции.

Украина входит в предвыборный год, и вся риторика власти будет базироваться на том, чтобы поддержать доходы населения. В этом смысле не стоит ожидать существенного сокращения бюджетных расходов.

Важные вопросы, которые имели бы существенное значение, это переход от налога на прибыль к налогу на распределенную прибыль, земельная реформа, приватизация. Из всего этого шансы в 2018 году есть разве что у приватизации. Что касается налога на распределенную прибыль, я надеюсь, что его примут хотя бы с тем, чтобы он заработал в 2019 году. На первом этапе он приводит к определенному уменьшению доходов бюджета, поэтому это может сдерживать власть от его внедрения. Ведь в 2019 году нужно будет тратить деньги на увеличение доходов населения.

Это все, если не учитывать какие-то неожиданности политического и внешнего характера. То есть если не будет внешней агрессии, не будет мировой дестабилизации. Если мы абстрагируемся от этих рисков, в 2018 году я не жду ничего необычного.

Анна Гончаренко

NEWSONE

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Понравилась новость? Поделись ей в любимой соцсети!
Facebook
Google+
http://actual.today/defolt-na-gorizonte-chto-reshit-sudbu-ukrainskoj-jekonomiki-v-2018-godu/
Twitter
YouTube
RSS
Instagram
Follow by Email
SHARE

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: