Дело Надежды Савченко

Actual.Today на Facebook
Поделиться:

Начать разговор о «деле Савченко» необходимо с важной ремарки: за любые действия нужно отвечать, быть готовым нести ответственность и осознавать это.

Убийство человека (или его подготовка) и предательство родины (если Савченко готовила свои планы вместе с Москвой или «ДНР-ЛНР») – это, безусловно, преступления, как тут ни говори, что это лишь «игра со спецслужбами» или что «об этом же говорят в каждой кухне». Но для таких серьезных обвинений и, как следствие, серьезных наказаний в суде понадобятся очень веские неоспоримые доказательства. Потому что, например, нелегально везти оружие – это еще не значит готовить госпереворот. Хоть это тоже нарушение Закона.

Система координат

Впрочем, Надежда Савченко отчасти облегчила работу своим будущим обвинителям, а заодно и избавила многих украинцев от моральных терзаний: с трибуны Верховной Рады она косвенно призналась в подготовке «силовой акции» против украинской власти. Нардеп сказала, что ее коллег и первых лиц страны спасло постоянное присутствие в здании на Грушевского журналистов и сотрудников аппарата парламента: мол, пожалели невинных жертв.

От чего спасло: только лишь от теракта или все-таки одного из этапов госпереворота – Савченко не уточнила. По крайней мере, как следует из опубликованных записей скрытой камеры, сама нардеп с другими «заговорщиками» считали, что для переворота необходимо 200–300 бойцов (их, судя по всему, не только не нашли Савченко и Ко, но и не смогли «притянуть за уши» правоохранители, иначе нам бы сразу сообщили о раскрытой подпольной сети).

В общем, что бы там ни готовила Надежда Савченко, делала это она осознанно. Но почему она это готовила?

Ответить на этот вопрос достаточно просто, если вспомнить, что и как делала политик за менее чем два года после ее возвращения в Украину из российской тюрьмы. Одно из первых ее заявлений сразу по прилету в страну – сожаление о судьбе украинских политзаключенных в России и военнопленных в «ДНР-ЛНР» и желание им помочь. На приеме у президента – слова о «силе народа» вместо оды власти и ее лидерам. Можно было бы списать на популизм и риторику, которых у нас в избытке, но дальше последовали и поступки в подтверждение этих слов: самовольные поездки на переговоры за линию фронта, неудобные вопросы и заявления, полное взаимное отторжение с политическим истеблишментом…

В системе координат Савченко приемлемо воевать с агрессором, но также и без стеснения садиться с ним за стол переговоров; а неприемлемо – зарабатывать на войне; нормально – участвовать в Майдане, но ненормально искажать информацию о нем… Хорошо у Савченко получаются дерзкие выходки, вроде поездки в Донецк по «козьим тропам», или громкие заявления; плохо получаются законотворчество и партстроительство – даже своей собственной партии.

Для государства, конечно, лучше, чтобы «буйные» (которых, как известно, мало) занимались созиданием, причем масштабным. Но самим этим людям часто хочется безрассудных подвигов и приключений… «Я дерусь, потому что дерусь».

В той же самой системе координат в принципе нормой является ситуация, когда «герой» обрушивает на врагов «огненный дождь». Устроить сцену из фильмов Тарантино в Раде ради предполагаемых (!) мира на Донбассе и процветания страны в той параллельной реальности выглядит допустимым ходом. Хотя даже для «кухонных революционеров» должно быть очевидно, что такие цели такими способами не достигаются. Доказано историей.

Чужая среди своих

Сейчас Савченко часто пытаются показать «городской сумасшедшей», каким-то чужеродным телом в украинском политике, «паршивой овцой», которая предсказуемо захотела уничтожить враждебное ей окружение. Удобная теория и с политической точки зрения, и с психологической – считать, что в отлаженной системе произошел случайный сбой, а то и единичный случай сознательной диверсии, что без этого «враждебного элемента» все наладится.

Но посмотрим на ту самую систему и то самое окружение, вынеся личность Савченко и ее личные идеи за скобки.

По ходу освещения «дела Савченко» СМИ сделали достоянием общественности факт, который и до того особенно никем не скрывался: многие народные депутаты ходят прямо в Верховную Раду с боевым оружием. Они же хранят внушительные арсеналы дома. Их помощники, телохранители, водители – дополнительная вооруженная «княжеская дружина» (не говоря уже о близких к нардепам охранных или криминальных структурах). Можно ли их всех считать потенциальными угрозами терактов против парламента и первых лиц страны? Или стрелять может только то оружие, которое вроде бы собиралась пронести Савченко?

Только ли Савченко из почти 450 депутатов ведет революционные разговоры и строит антиконституционные планы? Вряд ли подобные мысли не посещали головы комбатов или «силовиков» во власти. Вряд ли нечто подобное не говорили в парламенте те, кто вообще ставит под сомнение украинскую государственность. А уж новый майдан, только во главе с собой любимым, видит в мечтах каждый второй-третий.

Савченко обвиняют в том числе в провозе оружия через линию фронта (и как бы это в итоге не оказалось единственным пунктом обвинения!). Она этот факт пока не отрицает. Но если мы посмотрим, какие сделки через линию фронта заключают или заключали еще недавно иные парламентарии и их покровители, то «стволы» Савченко могут оказаться несущественной мелочью.

И тут, почти как в старом анекдоте, в теории – попытка госпереворота, а на практике – целый парламент потенциальных заговорщиков.

Кстати, в эфире NewsOne незадолго до лишения неприкосновенности Надежда Савченко также обращала внимание на то, что ее пытаются показать глупой простушкой, а не политиком. И в этих словах также следует искать ответ на вопрос «Почему?»

Что бы мы ни предполагали, для самой Савченко ее действия, планы, провокации (назовите как угодно) – это и есть политика. И ее признание, по крайней мере, части предъявленных ей обвинений – это не повинная преступника, а политическое заявление! Обращаясь к своему потенциальному или действующему стороннику, политик Надежда Савченко как-будто говорит: «Вот это моя актуальная политическая программа. Как тебе?» Не нужно забывать смотреть на происходящее и с этой точки зрения. И не нужно этот аспект недооценивать. До президентских выборов – чуть больше года, самое время для заявок на президентство. И почему бы в воюющей и постреволюционной стране не претендовать на главный пост бывшему военнослужащему и идеологу госпереворота?

Политологи высказывают полярно противоположные мнения, чем «дело Савченко» обернется для нее как для политика. Кто-то видит в происходящем попытку уничтожения ее политической карьеры, другие – наоборот ее «выращивание» в противовес Юлии Тимошенко, третьи считают действия «силовиков» незаангажированными, но работающими на рейтинг обвиняемой.

Но эти противоречия и сомнения говорят только в пользу политической подоплеки в действиях Савченко. Конечно, это игра ва-банк, где проигрыш будет означать как минимум долгие годы заключения. Но Савченко явно рассчитывает свести свой арест к выигрышу. Второй раз – теперь в Украине.

Игорь ОВДИЕНКО

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подпишитесь на email-рассылку Actual.Today. Мы не будем беспокоить Вас часто - и только тогда, когда у нас будет для Вас что-то особенно интересное.


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: