«Курсы кухонных политтехнологов» (часть №1) — О «предвыборной социологии» и распределении электората

Поделиться:

Запорожский политолог Игорь Громов на своей странице в Facebook начал «сериал» публикаций под названием «Курсы кухонных политтехнологов», в которых решил рассказать о политической и в частности предвыборной «кухне», кулуарных и просто неочевидных политических процессах. Вчера Actual.Today приводил первую (точнее, по нумерации автора — «нулевую») часть — о президентских выборах 2010 года. Вторая публикация политолога — о «предвыборной социологии»:

…Итак, с чего начинается избирательная кампания? Кто сказал «с социологии»? Маладэц! Садись, тебе 5. Теперь снова встань. Собери всю социологию. Так, КМИС, Разумков, Социс, Рейтинг, Деминициативы… Собрал? Маладэц в квадрате! Теперь засунь все их писульки себе в … И попробуй сесть… Ибо сама по себе социология – это постная х-ня. Так, забавный инструмент для развода хомячков.

На самом деле, опрос общественного мнения – это как спидометр на автомобиле. Он просто показывает скорость в текущий момент времени, например, 70 км/ч. Но он абсолютно не говорит, может ли автомобиль ехать быстрее и сможет ли он набрать те же 70 км/ч завтра. Но вот если заглянуть под капот… Естественно, с пятилитровым движком разогнаться до 200 км/ч вроде как больше шансов, чем с литровым.

Так вот, под капотами избирательных кампаний – электоральные поля. И от качественной оценки их емкости, наличия конкурентов и состояния «болот», экстраполированных на образы кандидатов, можно строить стратегии и прогноз на будущий электоральный «урожай».

До 2014 в Украине существовало два электоральных поля: условные «левые» (ориентированные на социалистические ценности и российский вектор развития, 46-48%) и условные «правые» (ориентированные на западные демократические ценности и рыночные условия, 52-54%). При этом базовая интрига «коммунисты против демократов» сместилась в начале нулевых в геополитический аспект «Восток против Запада».

С одной стороны, работать в такой поляризационной двуполярной модели было достаточно комфортно и просто. Чтобы застолбиться на выбранном полюсе, кандидату достаточно истерично взвизгнуть «Бандеры идут!» (если собираем условных «левых») либо зычно гаркнуть «Геть москалів!» (это уже для условных «правых). Все. Теперь ты «свой». И пох на твои моральные, интеллектуальные или профессиональные качества. Главное, что ты – против «чужих». Сходились «стенка на стенку», где исход решался от качества мобилизации «своих» в день голосования.

Обратная сторона – раскол страны практически 50:50, что ставило под сомнение устойчивость государства.

В 2014 произошли существенные подвижки. Во-первых, из-за потери Крыма и войны на Донбассе на 10% просела емкость «левого» поля». Во-вторых, поле демократов-западников распалось на два сегмента: условных «правых» и условных «праворадикалов». Таким образом, впервые в истории Украины сформировались ТРИ электоральных поля, находящихся в оппозиции друг к другу:

• условные «левые», или «ватники». Емкость поля – 30-35%. Базовые черты: конформизм (размытая национальная идентичность + «колбаса и стабильность»), патернализм (ждут, что государство всех накормит, обует-оденет и будет нянчится до гробовой доски), коллективизм (ориентация на мнение большинства). Отношение к войне – «мир любой ценой!»;

• условные «правые», или «порохоботы». Емкость поля – 35-40%. Базовые черты: патриотизм (сознательно выбирают Украину, как государственный проект), индивидуализм (принимают решение исходя из личных предпочтений, а не мнения или интересов большинства), инициатива (не ждут милости от державы, а проявляют инициативу и политическую активность). Отношение к войне – «мир на условиях Украины!»;

• условные «праворадикалы», или «вышиватники». Емкость поля – 25-30%. Базовые черты: ориентация на культ лидера (Бандера (Юля, Миша и т.д.) прийде – порядок наведе), корпоративный патриотизм (Украина глазами вождя), эгоцентричный патернализм (государство должно не всем «взагали», а непосредственно ему, потому, что: «патриот», «зарплата маленькая», «недра принадлежат народу» и т.д.). Отношение к войне – «вперед на штурм Кремля! (при этом не вставая с дивана)».

И это есть гут. Повысилась устойчивость государства. В ситуации «троеполья» априори не может быть поляризационного раскола по принципу 50:50. В ситуации «троеполья» возможны ситуативные соотношения 2:1, когда два поля, в принципе, поддерживают то или иное действие или процесс, а одно поле – категорически против.

Обратная сторона – политтехнологи так и не вышли из «поляризационной комы», по прежнему строя стратегии на базе «двуполярного» мира. В результате на двух полях сконцентрировалась куева туча игроков, тогда, как на условном «правом» поле – всего один номинант.

Теперь посмотрим, кто и на какой грядке у нас растет: у «левых» — Бойко, Вилкул, сюда же, после «ватных» скандалов, свалился и Зеленский. У «праворадикалов» — Тимошенко, Ляшко, Гриценко, Кошулинский. И только на «правом» поле – один-единственный игрок. Собственно, сам Петр Алексеевич. Он мог бы даже избирательную кампанию не проводить: ибо другого Петра Алексеевича у «правых» попросту нет. Учитывая то, что миграция электората происходит только в рамках своего поля (то есть, условные «левые» могут переходить от Бойко к Вилкулу, от Вилкула к Мураеву, но никогда не пойдут голосовать за представителей других полей), потенциальный победитель вырисовывается довольно четко. Но…

Вот об этих «но» и косяках на электоральных грядках – в следующем выпуске «КУРСОВ».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: