Moneyball. Деньги — один из ответов, почему мировой футбол не изменится из-за бойкотов и флешмобов

Actual.Today на Facebook
Поделиться:

Actual.Today разбирался, откуда рядом с игрой №1 появляются «серые» и «чёрные» деньги.

В мае, накануне киевского финала футбольной Лиги чемпионов в отечественном футболе разразился невиданный ранее по размаху коррупционный скандал: 35 клубов были публично обвинены правоохранителями в участии в договорных матчах. Немногим позже, в начале июня, возник еще один коррупционный скандал: СМИ, а потом — и НАБУ, заподозрили функционеров Федерации футбола Украины в «распиле» средств на строительство стадионов по всей стране. А еще через несколько дней в России стартовал чемпионат мира… И он только на первый взгляд не имеет ничего общего с упомянутыми украинскими событиями. Ведь и его организаторов по сей день подозревают в подкупе делегатов ФИФА, выбиравших в далеком 2010-м страну-хозяйку турнира. За всеми этими историями — большие деньги, которые собственно к футболу как к игре имеют опосредованное отношение. Actual.Today разбирался, откуда рядом с игрой №1 появляются «серые» и «чёрные» деньги.

По киносценарию

Основной массив украинских клубов, замешанных, по мнению Нацполиции и прокуратуры, в майском коррупционном скандале — из первой и второй лиг украинского первенства. Одна из основных версий по состоянию на май: неназванные дельцы договаривались о нужных результатах матчей заранее, делали ставки в азиатских букмекерских конторах, получали выигрыш, часть из которого шла на «мотивацию» людей из мира футбола.

Описанная схема неспроста кажется слишком «киношной»… Во всяком случае, в интервью Actual.Today нашего собеседника – основателя запорожского «Металлурга», отыгравшего этот сезон во Второй лиге, Андрея Богатченко заметно удивляла, если не сказать «раздражала», гипотеза правоохранителей: «В Первой лиге клубы пытаются удержаться, на Вторую лигу букмекеры не принимают ставки… Какие могут быть договорные игры?!».

Действительно, несмотря на позицию правоохранителей и даже заверения некоторых футбольных болельщиков, что «где-то на Вторую лигу точно ставки принимают», нашей редакции не удалось отыскать таких букмекеров в Сети: ни в Европе, ни в Азии, ни где-либо еще. Не удалось нам найти на букмекерских сайтах и упоминания о когда-либо принимавшихся ставках на украинский низший профессиональный дивизион.

У руководителя клуба есть объяснение: «В букмекерской конторе ведь далеко не глупые люди. Они знают, что во Второй лиге — бедные команды, футболисты мало получают, значит есть риск договорных матчей. И букмекеры себя страхуют очень просто: на Вторую лигу если и можно поставить, то ограниченную сумму — 500 грн, 1000 грн. Значит выиграть можно, скажем, 800 грн. Но кто же ради 800 грн будет организовывать договорной матч?».

И даже $5 млн, которые по предположению (!) МВД зарабатывало всё это преступное сообщество за год, выглядят не такой уж большой суммой, если учесть заявленный масштаб сговора, в том числе участие 10 клубов премьер-лиги. Тут уж либо сумма на самом деле гораздо больше, либо выявленная «сеть» гораздо меньше.

(Через несколько недель после упомянутого интервью команду Андрея Богатченко, который во время интервью старался быть очень корректным в формулировках, ФФУ не пустила во Вторую лигуна место команды, созданной и финансируемой энтузиастами, придет запорожский «Металлург», созданный запорожской мэрией и финансируемый из городского бюджета)

Одни убытки

Другой наш собеседник из футбольного клуба Второй лиги, не верящий в «азиатских букмекеров», охотно верит в подкуп судей. (Он по понятным причинам пожелал остаться неизвестным) По его словам, как раз проблема подкупа судей пронизывает все футбольные лиги страны — и не зависит от внешних факторов, вроде иностранных букмекерских контор. Для такой коррупции достаточно двух людей: президента, тренера, а то и отдельных игроков с одной стороны и судьи с другой стороны. Во второй лиге цены относительно невысокие — $400-2000 (Дивизионом выше — $2000-6000).

К слову, как раз факт подкупа судьи, а не организации договорного матча демонстрировали украинские правоохранители в своих видео.

Нацполіція провела масштабну спецоперацію у справі про футбольну корупцію

Арсен Аваков: Нацполіція провела масштабну спецоперацію у справі про футбольну корупціюПоліцейська спецоперація, спрямована на виявлення осіб, причетних до організації «замовних» футбольних матчів тривала більше одного року.Задокументовано протиправну діяльність 5-х злочинних груп та 35 футбольних клубів. Сьогодні у межах цієї справи Департаментом захисту економіки, Головним слідчим управління Нацполіції та ГПУ проведено 40 обшуків на території 10 областей.Вадим Троян Національна поліція України Сергій Князєв Департамент захисту економіки Національної поліції України #новини #МВС #поліція

Опубліковано МВС України Вівторок, 22 травня 2018 р.

Что интересно, финансовой выгоды от таких купленных побед у клубов никакой — они и так живут лишь за средства спонсоров, которыми на таком уровне как правило выступают только владельцы. Комментируя «судейскую» часть украинского коррупционного скандала, наш собеседник даже искренне недоумевал: «Какую же они неправомерную выгоду получали? Одни расходы!».

Другой давно известный вид «низовой» коррупции в футболе — взятки тренерам молодежных команд за выход на поле определенного игрока.

В обоих случаях речь идет вроде бы о копейках (по меркам топ-клубов и топ-игроков), но толерантность к коррупции на таком уровне со временем порождает немало проблем уровнем выше: футбол не пополняется новыми сильными командами, молодые талантливые игроки рискуют просидеть на скамейке запасных, так и не раскрытыми и не замеченными, судьи, начинающие свою карьеру, сразу приучаются к «плохому».

Как ни парадоксально, выйти из порочного круга могут помочь… букмекерские конторы. Такой вариант озвучил в интервью нашему изданию Андрей Богатченко. Именно букмекеры заинтересованы в настоящей борьбе клубов, при этом обладают достаточным ресурсом, чтобы мотивировать не отдельные клубы низшей лиги на определенные результаты, а все клубы — на честную игру. Но конторы пока с такими «инвестициями» не спешат, не говоря уже о том, что находятся в стране на полулегальном положении.

Они украли нашу игру?

Но, конечно, всё это меркнет на фоне аналогичных правонарушений и злоупотреблений уровня международных организаций и интернациональных турниров.

На первый взгляд в футболе высшего уровня всё просто: федерации (которые юридически являются неприбыльными общественными организациями) проводят турниры, в них участвуют футбольные клубы (которые наоборот как правило коммерческие организации), оплачивают весь этот праздник болельщики, спонсоры, телеканалы и владельцы клубов, руководствуясь каждый своим мотивом. Это происходит под пристальным вниманием СМИ и общественности, что, как кажется, дает дополнительную гарантию прозрачности… Кажется.

Экс-президент ФИФА Йозеф Блаттер под дождем из денег, устроенным протестующими на пресс-конференции в июле 2015-го. AFP PHOTO / FABRICE COFFRINI (Photo credit should read FABRICE COFFRINI/AFP/Getty Images)

Дэвид Йеллоп, британский писатель-расследователь, издал в 1999 году книгу «Как они украли нашу игру», посвященную коммерциализации и коррупции в футболе. Хотя автор большую часть книги посвящает личностям бывшего президента ФИФА Жоао Авеланжа и нескольких его партнеров по «преобразованию» спорта №1, издание красочно передает атмосферу, царящую ныне, по мнению писателя, в подтрибунных помещениях стадионов и в офисах спортивных организаций. Огромное влияние спонсоров, лоббизм, заигрывание футбольных чиновников с диктаторами, дорогие «подарки» и прямой подкуп как способы обеспечить нужные результаты в матчах или при голосованиях за очередного высокопоставленного функционера или страну, принимающую крупный турнир.

Эту активность обеспечивают, конечно, не $400 взятки судье и не $5 млн в год на группу «заговорщиков» из нескольких сотен людей — суммы тут совсем другие.

Бразилия потратила на подготовку своей страны к чемпионату мира 2014 года более $11 млрд, Россия как минимум повторила эти расходы. Как правило, траты принимающей страны — это бюджетные расходы (в случае с Россией $11 млрд на 100% выделены из бюджетов разных уровней), а значит чья-то коммерческая прибыль за счет бюджетов.

По прогнозам около $3 млрд Бразилия должна была заработать на туристах. Впоследствии реальные показатели никто не публиковал, но страну во время футбольного праздника посетил миллион иностранцев, так что доход был скорее всего сопоставим с прогнозируемой суммой. Впрочем, это второстепенно, так как главный эффект для экономики не такой явный и отложенный во времени. Он связан и с созданием рабочих мест во время подготовки и строительства инфраструктуры, и с дополнительным интересом к этой стране, и с новыми деловыми контактами… По оценке агентства Moody’s, чемпионат мира дал Бразилии прирост в 0,4% ВВП, по оценкам местного центробанка — свыше 1%.

На каждом чемпионате мира в последние годы местный оргкомитет получает прибыль около $100 млн, сама ФИФА традиционно получает от турнира свыше $2 млрд. 2/3 доходов международной ассоциации приходят от ТВ-трансляций, львиная доля оставшейся части (свыше $1 млрд) — от спонсорских поступлений.

Описанное выше — «белая» бухгалтерия, о которой много пишут и которую почти никто не скрывает. Понимание ее структуры и сумм нужны нам для того, чтобы представить, насколько важны и выгодны для всех участников этих околоспортивных процессов те или иные решения футбольных чиновников. Телевизионщики, застройщики, распорядители бюджетных средств, местные футбольные чиновники, производители напитков и еды… Все видят потенциальную прибыль.

Посудите сами. Несмотря на формальные убытки государства стоят в очередь за право проведения международных турниров. Спонсоры, которые тратят миллиарды на различных турнирах, очевидно оказываются в результате в таком плюсе, что готовы драться за возможность сказать классическое: «Shut up and take my money!». И несмотря на то, что все футбольные ассоциации — некоммерческие организации, их очень хотят возглавить люди… скажем так, с финансовой жилкой.

Что мне снег, что мне зной

Без сомнения, в сфере с такими высокими ставками (и мы не о букмекерах — ФИФА в одиночку зарабатывает столько же, как те все вместе) участники используют не самые чистые методы: коммерческие «прокладки» между спонсорами и некоммерческими организациями, подкуп, присвоение средств… Здесь есть даже собственное «засевание округа гречкой»: различные фонды развития футбола ФИФА или определенной национальной ассоциации направляются в конкретные страны или регионы, чтобы «умаслить» делегатов с этих территорий на будущих выборах.

Эти деяния в разных видах легли в основу «ФИФА-гейт» 2015 года, когда швейцарские и американские правоохранители провели ряд обысков и задержаний высокопоставленных футбольных чиновников (вплоть до вице-президента ФИФА). Особенно следователей интересовали выборы в качестве стран-хозяек будущих чемпионатов мира России и Катара. Как раз к тому времени уже начал раскручиваться российский допинговый скандал и появлялись первые обвинения Кремля в «крышевании» применения допинга, да и с политической точки зрения вопросов к Москве у международного сообщества накопилось к 2015 году немало. Но были эти вопросы и в 2010-м, когда Россия получала от ФИФА право на проведение чемпионата мира: война в Грузии, политрепрессии, 10-летие тандема Путин-Медведев… Катар же при всей своей экономической состоятельности не способен купить лучшие погодные условия: летом в этой стране трудно и опасно играть в футбол из-за жары — однако делегатов ФИФА этот «незначительный» факт не смутил.

Однако большинство из фигурантов «ФИФА-гейта» отделалось легким испугом, а «главный герой» и, видимо, главная цель спецслужб в этой операции Йозеф Блаттер (на тот момент — президент ФИФА, уже вскоре после обысков и арестов покинувший свой пост) посещает чемпионат мира в России. Уже в статусе простого болельщика, но, конечно, по приглашению «непростого болельщика» — Владимира Путина.

Прибыль ФИФА от чемпионата мира в России наверняка побьет очередной рекорд, несмотря на подозрения, обвинения и попытки бойкота. И с чемпионатом мира в Катаре тоже что-то придумают — если деньги не пахнут, вполне вероятно, они и не горят на ярком ближневосточном солнце.

Коммерциализация футбола — это его защита от беспредела, насилия, банального воровства и мелкого взяточничества среди «бедняков». Когда появляются деньги, когда начинается шоу, сама система отторгает тех, кто это шоу портит. Но когда денег становится особенно много, есть соблазн забыть и том, что в основе этого шоу — простое, понятное и честное состязание двух команд.

Дмитрий Егоров

Actual.Today

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подпишитесь на email-рассылку Actual.Today. Мы не будем беспокоить Вас часто - и только тогда, когда у нас будет для Вас что-то особенно интересное.


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: