Рудольф Акопян: «Мы – враги для «совка», который думает только о себе и только о быстрой наживе»

Поделиться:

Последние события в Украине окончательно подтвердили огромный запрос украинцев на новые молодые лица, а точнее – на людей с новыми и современными взглядами на свою деятельность и на обустройство общества. Actual.Today решил в рубрике «Новые лица Запорожья» ближе знакомить горожан с запорожцами, которые такие взгляды исповедуют. Не все из них будут совсем уж не знакомы Запорожью, но о многих из них действительно запорожцы знают мало. Пока что.

Первый герой этой рубрики – Рудольф Акопян, запорожский общественный деятель, вице-президент Союза армян Запорожской области.

– Рудольф Владимирович, сейчас, к сожалению, немногие знают, что Вы не только коренной запорожец, но Ваша семья – отец Владимир и дядя Рудольф – в свое время были известными людьми в нашем городе. Расскажите о своих родителях и родственниках…

– На самом деле мои корни – из очень простых советских семей матери-украинки и отца-армянина. По материнской линии дедушка и бабушка – запорожские рабочие, оба – ветераны труда, бабушка много лет посвятила «Запорожстали», дед – монтажник-высотник, реконструировал доменные печи, за что и был награждён Орденом «Трудового красного знамени». Я горжусь ими. Они работали не для себя, а «для народа»: для себя на тяжелом промышленном производстве они ничего не заработали, кроме грамот и проблем со здоровьем. Как и многие в те годы… да и сейчас.

Отец же мой – из семьи ветерана войны, профессионального военного. Со «стандартным набором»: частые переезды, жизнь по гарнизонам и военным городкам. Отец и дядя, к примеру, родились и росли в грузинском городе Ахалцихе, и только значительно позже их родители, мои дедушка и бабушка, перебрались в Эчмиадзин – древний армянский город, культовое место.

Рудольф Акопян с дядей и тезкой Рудольфом Акопяном, художником

– Там оба брата начали заниматься тяжелой атлетикой, что, можно сказать, и привело их в Запорожье?

– Они оба занимались тяжелой атлетикой, но для дяди – это было просто увлечение, а вот мой отец действительно показывал хорошие результаты. И на соревнованиях его заприметил Леонид Жаботинский, олимпийский чемпион и многократный чемпион мира по тяжелой атлетике, по инициативе которого в Запорожье появилась СДЮШОР «Спартак». Он увидел в отце перспективу и позвал в Запорожье – тренироваться и выступать за «Спартак» и украинскую республиканскую команду. Дядя же был в Украине после своей службы в армии.

Отец в Запорожье поступил в вуз. Причем рассказывал, что хоть он и был перспективным спортсменом и поступал на «физвосп», никаких поблажек не было – и поступать было трудно. В целом можно сказать, что Леонид Иванович Жаботинский не ошибся: отец действительно был одним из лучших и перспективных тяжелоатлетов в Украине, успешно выступал за республику, в середине 70-х установил мировой рекорд. После окончания спортивной карьеры посвятил себя подготовке «смены» — тренировал молодых ребят в «Спартаке».

– Наверное, как это часто бывает, отец-спортсмен видел в сыне будущего чемпиона?

– Как раз наоборот! Я был от природы худощавого телосложения. Так что в тяжелой атлетике мне вроде бы делать было нечего. Хотя всё равно в детстве много времени просто проводил в «Спартаке». Но уже в более сознательном возрасте, лет в 15-16, я понял, что хочу заниматься штангой. И к моему «неспортивному» телосложению прибавился «старый» как для спортсмена возраст – считается, что в таком возрасте уже поздно начинать. Так что отец всё равно был против моей спортивной карьеры. Но я сделал «по-своему»: записался на тренировки к другому тренеру и стал активно развиваться в этом виде спорта. Скоро пошли первые успехи, и я перешел тренироваться к отцу: к 18-19 годам, то есть всего за пару лет, я уже смог выполнить норматив на мастера спорта. Такое случается редко.

– Видели впереди спортивную карьеру или это было скорее хобби?

– Конечно, видел себя спортсменом, тем более и результаты подтверждали, что перспективы есть большие. К сожалению, в 21 год травмировал спину, в дальнейшем стало тяжело поднимать штангу. Совсем из спорта уходить не хотел, поэтому перешел на греко-римскую борьбу. Хотя занимался ею меньше, чем другие ребята, тяжелая атлетика дала о себе знать – я был в гораздо лучшей физической форме, чем многие мои соперники. Тем временем продолжалась моя учеба в вузе: я поступил учиться на юриста в ЗИГМУ (теперь это КПУ). Профессию я выбрал осознанно, но, как это часто бывает у спортсменов, учеба была на втором плане, благо преподаватели шли навстречу. Но уже на 4-5 курсе я взялся за образование ответственно – и закончил вуз с хорошими оценками и реальными знаниями по предмету.

– Кстати, сказали, что юридическую специальность выбрали осознанно. Почему именно её?

– Еще в школьные годы мне лучше давались и были более интересны гуманитарные науки. Так что круг интересующих меня специальностей в этом плане был предопределен. Конкретную специальность мы выбрали вместе с моим школьным другом, с которым вместе потом учились и в вузе. Зовут его Михаил Букреев – председатель правления «Индустриалбанка».

Рудольф Акопян, Денис Пятигорец, Михаил Букреев

Поддерживаем дружбу до сих пор, даже стали кумовьями, часто общаемся, он очень интересный и умный собеседник. И, как видите, ему юридическое образование оказалось более кстати. Я же сразу после окончания вуза сразу решил заняться бизнесом. Семья моя, напомню, хоть и имела определенные «заслуги перед обществом», оставалась простой и небогатой – так что я считал необходимым как можно скорее обеспечить как минимум свою самостоятельность и независимость.

– Это были уже более-менее стабильные 2000-е годы? Расцвет цивилизованного предпринимательства?

– Да, 2001-й. Первым моим бизнесом был небольшой магазин в торговом центре на бульваре Центральном. Торговали одеждой. И моя «мечта» – финансовая самостоятельность – довольно быстро реализовалась. Скоро таких магазинчиков было уже три, в том числе и в ТЦ «Украина». Можно сказать, что 3-4 года я зарабатывал очень хорошо. Но потом начался кризис, доллар резко подорожал почти вдвое. Как и многим тогда, бизнес пришлось закрыть и попробовать найти себя в чём-то другом.

– После спорта и бизнеса «что-то другое» неожиданно оказалось общественно-политической сферой. Как пришли в неё?

– В детские годы в одном подъезде со мной жили два брата, с которыми мы вместе выросли и дружим по сей день: активные и образованные парни – я во многом старался равняться на них, прислушиваться к ним. Это Денис и Роман Пятигорцы

Денис Пятигорец, Рудольф Акопян, Роман Пятигорец

– Хорошие у Вас «друзья детства»: глава правления банка, политтехнолог, политолог…

(смеется) Да, действительно, рад, что еще с юных лет моими друзьями становились такие хорошие и талантливые люди. Особенно счастлив, что судьба свела меня с моей супругой Анной. Она очень надежный и мудрый человек, кстати, тоже юрист – поддерживает во всех начинаниях и в трудные времена. Действительно надежная опора для меня…

Так вот, мои друзья детства Роман и Денис Пятигорцы и стали моими «проводниками» в общественно-политическую жизнь: уже в то время, в середине 2000-х, они занимались мониторингом выборов, сопровождали представителей международных организаций, Денис был координатором проектов ОБСЕ по Запорожской и Днепропетровской областям, Роман уже тогда работал в Комитете избирателей Украины. Они предложили присоединиться к команде.

– А от мониторинга выборов до участия в них – рукой подать…

– Приближались президентские выборы 2009-2010 годов – Денис Пятигорец возглавил региональный штаб Арсения Яценюка, долго считавшегося перспективной «третьей силой» в борьбе Тимошенко и Януковича. Денис пригласил меня заместителем начальника штаба. За ту кампанию я получил огромный опыт по организации избирательного процесса, в технологической «штабной» работе. В то же время и мне такая деятельность понравилась. Тут как раз после выборов начала формироваться партийная структура «Фронту змін» и местный руководитель организации бизнесмен Борис Шестопалов предложил стать одним из его замов. Другим замом стал Эдуард Гугнин (сейчас – заместитель главы Запорожской облгосадминистрации, депутат областного совета). Впоследствии мы с Гугниным фактически и руководили деятельностью партии – из-за давления «регионалов» после победы Януковича Шестопалову пришлось уехать из страны. К слову, тогда многим оппозиционным бизнесменам пришлось бежать из страны или лишиться большой части бизнеса. В то время быть в оппозиции к власти означало поставить весь свой бизнес под угрозу полного уничтожения или отъема. Смешно сравнивать с нынешними временами, когда «самые непримиримые противники власти» умудряются приумножать свои богатства.

– Во времена почти авторитарной власти Партии регионов и «Семьи» Януковича Вы были депутатом Запорожского городского совета, причем депутатом оппозиционным. Как Вам «работалось»?

 

– Местные выборы 2010 года в Запорожье и области, конечно, окончательно зафиксировали на тот момент влияние «регионалов». В наших местных советах от 80% депутатов были от Партии регионов или от КПУ. «Фронт змін» тогда в Запорожье набрал чуть больше 3%, этого хватило, чтобы провести в горсовет двоих депутатов: меня и Игоря Хмуру. Вот мы и еще несколько депутатов от «Батьківщини» были тогда единственной, хоть и малочисленной, оппозицией «регионалам». Работалось, конечно, тяжело. Инициативы тогда от демократических политсил исходили действительно интересные, полезные для города, но надежды на их поддержку «регионалами» практически никакой не было. Единственное, что удавалось делать в полной мере – это помогать городу и горожанам через депутатский фонд. Из моей приемной никто не уходил без решения проблемы или без помощи. За счет моего депутатского фонда тогда много помогали школам, в том числе моей родной, и больницам – застеклили целый этаж 2-й городской, покупали медицинское оборудование.

– В качестве депутата Вы застали не только времена Януковича, но и времена «смотрящего» Евгения Анисимова. О его взаимоотношениях с «регионалами» в целом известно. Но в те времена в СМИ была «чернуха» и о том, что якобы и оппозиционные депутаты от «Батьківщини» и «Фронту змін» «куплены» Анисимовым, являются карманной оппозицией…

– Это всё действительно «чернуха», то есть абсолютная ложь. Но я знаю, что в данном случае пытались использовать против нас. Несмотря на то, что гражданам показывали Партию регионов как единую силу, внутри нее были конфликты, в частности серьезная конфронтация Владимира Кальцева и Евгения Анисимова. Хотя влияние Анисимова в регионе было велико, в горсовете было очень мало «его» депутатов – буквально несколько человек. Эти конфликты «регионалов» между собой иногда приводили к тому, что «анисимовские» депутаты голосовали против остальных «регионалов». То есть присоединялись к оппозиции. Так что скорее это они голосовали вместе с нами, а не мы – с ними. Тем не менее, эти случаи пытались использовать против нас: «Батьківщини» и «Фронту змін». Причем «чернуху» лили как сами «регионалы», так и наши вроде бы единомышленники, которые пытались таким образом захватить власть внутри демократического лагеря.

– Хотя в 2010-2011 годах оппозиция «регионалам» выглядела довольно беспомощно, особенно – в юго-восточных регионах, уже в 2012-м удалось дать первый серьёзный «бой» Партии регионов, в том числе и в Запорожье. Как это происходило?

– Мириться с властью «регионалов», или пророссийских политиков, или «совковых» политиков – лично для меня неприемлемо, это противоречит моим взглядам. Поэтому я принимал участие и в протестах Оранжевой революции, и в оппозиционных акциях 2012-2013 годов, и в Революции Достоинства – никого не агитировал, ни с кем не договаривался, просто не мог сидеть дома, собирал вещи и ехал в Киев, где находился неделями…

Тогда, в 2012-м, к счастью, все основные демократические силы смогли объединиться и вместе начали борьбу против режима Януковича. Тогда, например, проходила массовая акция «Украина против Януковича» — сейчас ее многие не вспомнят, но она дала основу для будущего «прорыва» оппозиционных сил в парламент, а как следствие и для широкого сопротивления «регионалам». В Запорожской области координировал эту акцию я.

Причем необходимо отметить, в каких условиях приходилось тогда действовать оппозиции. За каждым более-менее активным гражданином «приглядывали» силовые органы. Купил в кассе больше двух билетов – тебе тут же звонят из СБУ и милиции: кого, куда и с какой целью ты собрался везти. Я не преувеличиваю. Автобусы и машины с активистами могли просто не выпустить из города, когда те ехали на митинг в Киев, например. Не говоря уже о том, что самым активным оппозиционерам могли просто проломить голову в подворотне – без лишних разговоров. Это, кстати, к нынешним разговорам о якобы какой-то «диктатуре Порошенко»: на самом деле, о такой свободе, как при Порошенко, во времена Януковича оппозиция могла только мечтать.

Перед парламентскими выборами 2012 года часть оппозиционных к Януковичу политсил объединилась, как вы помните, под названием Объединенная оппозиция «Батьківщина». Мы с Эдуардом Гугниным возглавили запорожский штаб этой объединенной силы – и обеспечили лучший результат «Батьківщини» в Запорожье за всю её историю – больше 19% в трех городских округах, на одном из них – даже обогнали «коммунистов».

Рудольф Акопян и Эдуард Гугнин (в центре)

После такого отличного результата всё шло к тому, что мы с Эдуардом будем руководить после выборов и партийной организацией «Батьківщини». Это было логично: мы были опытные профессионалы, которые могут обеспечить нужный результат, при этом не были интриганами, не устраивали внутренних конфликтов. Чего, к сожалению, нельзя сказать о наших «конкурентах» — нардеп Сергей Соболев и его команда не хотели пускать нас в руководство партией, в ход пошли информационные «вбросы», шантаж центрального руководства (Соболев тогда мог заблокировать присоединение к «Батьківщине» Партии «Реформы и порядок» (ПРП)). В результате Соболев и команда получили власть в местной организации политсилы, а людей, долгое время обеспечивавших ее развитие, от партийных дел «отодвинули»: нардепа Валерия Крайнего из партии «попросили», а Эдуарда Гугнина и меня в партию не приняли.

– С тех пор, кажется, Вы ни к одной политсиле не присоединялись?

– За прошедшие годы, в том числе и за 5 лет после революции Достоинства, я помогал нескольким партиям консультациями, организационно или информационно. Тем, кто мне близок по взглядам и тем, кто делал в определенный момент правильные, с моей точки зрения, шаги. В том числе в разные периоды это были и БПП, и «Народный фронт».

– После политики и после завершения депутатской каденции посвятили себя уже чисто общественной жизни…

– Да, свободного времени стало больше, а вместе с тем много хотелось сделать для общества. Организовать помощь ребятам в АТО, поддерживать патриотические акции, попытаться как-то повлиять на экологическую ситуацию в городе…

Тема экологии для меня особенно важная. Три года назад я перенёс операцию – у меня был рак щитовидной железы. Тяжелая болезнь и для организма, и для психологии. Трудно не упасть духом. К счастью, с этим удалось справиться, но после этого я укрепился во мнении, что должен сделать так, чтобы как можно меньше людей, детей слышали подобные диагнозы в нашем городе. К сожалению, пока наша промышленность делает всё, чтобы таких диагнозов меньше не становилось. Экологическими проблемами я занимаюсь не постоянно – в свое свободное время. Но думаю, что запорожцы если уж и должны на что-то тратить свое свободное время, так это на решение экологических проблем. Пусть это будет час-два в неделю, пусть это будет репост в соцсетях или участие в экологическом митинге или в экологической акции… Если такие небольшие усилия приложат хотя бы несколько тысяч человек – результат будет. И так, к слову, во всём – не только в экологии.

– Возможно, странно спрашивать о таком у армянина, но как Вы стали вице-президентом Союза армян Запорожской области?

– Перефразируя известные слова Шарля Азнавура, я на 100% армянин и на 100% украинец. Поэтому одинаково сильно «болею» и за армянский народ, и за украинский многонациональный народ, и за нашу общую Родину – Украину. Пару лет назад нынешний президент Союза армян Запорожской области Арташес Саргсян еще не возглавлял общину, мы не были знакомы, а он обо мне знал по рассказам других людей о моей общественно-политической деятельности. Арташес с самой молодости много помогал общине. В частности, по его инициативе более десятилетия назад, в 2007 году, был построен храм Армянской Апостольской церкви по ул. Победы.

Обращу внимание, что на момент начала строительства Арташес Саргсян был совсем молодым и небогатым парнем, который не мог лично профинансировать такое серьезное строительство, но он сумел сплотить вокруг себя, вокруг идеи постройки храма уже состоявшихся бизнесменов, обеспеченных армян. Так общими усилиями удалось сделать такое хорошее дело.

Так вот, его инициативность и его любовь к своим корням высоко оценили старейшины армянской общины, которые в конце концов сделали вывод, что лучшего кандидата на пост главы Союза армян нашей области им не найти. В 2016 году Арташес Саргсян возглавил организацию. Планов у него было и есть много – для их реализации нужна эффективная и опытная команда. Ему в качестве заместителя посоветовали меня. Я понял, что с этим человеком и этой командой мне по пути, потому что у нас совпадают и цели, и взгляды.

Мне нравится, что Арташес без всяких сомнений и всегда поддерживает не только армянское сообщество в Украине, но и Украину вообще как самостоятельное, единое, независимое государство. Он любит эту землю, он настоящий патриот Запорожья и страны. Более того, он хочет объединять таких же патриотов, чтобы сформировать сильную местную элиту – такую же, какая есть в Днепре, в Харькове, в Одессе. К сожалению, все запорожские бизнесмены и политики «старой формации» упустили свой шанс создать такую же городскую или областную элиту: стали на ноги в Запорожье, заработали в Запорожье миллионы, но сделали дальнейший выбор не в пользу инвестирования, развития и объединения, а в пользу внутренней войны друг с другом, выкачивания бюджетных денег, «выжженной земли» в своём же родном крае, который они вроде бы так любят…

Фактически поэтому Союз армян Запорожской области очень быстро перерос уровень чисто национально-культурных проектов или акций. Сейчас это по сути благотворительная организация, которая поддерживает самые разные инициативы в различных сферах. Можем вспомнить и наиболее масштабные проекты: международный IT-форум и бизнес-школу Investment Business School. Можем вспомнить и менее громкие, но также важные дела: материальную поддержку спортсменов, благотворительные акции для социально незащищенных семей, детей защитников Украины, детей переселенцев с Донбасса. Многое делается для поддержки культуры, религии, для объединения различных национальных общин.

Принцип Арташеса, который распространяется теперь и на Союза армян – нужно отдавать, а не брать; если есть заработок, его нужно вкладывать в создание чего-то хорошего и достойного; нужно думать о других. Это, конечно, полная противоположность тому, что мы видим сейчас у чиновников, у политиков и «бизнесменов» старой формации, у «совка», как мы это называем: там заведено думать только о себе, только о быстрой наживе и только о том, как «урвать» побольше. Мы – враги для этой «системы». Поэтому понятно, что вся она пытается удержаться: поэтому льют грязь, поэтому пытаются давить на самых «неудобных»… Но, конечно, это мировоззрение и эту «систему» нужно менять.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: