«Управлять фракцией БПП по телефону или через мессенджеры невозможно». Народный депутат Украины Николай Фролов — о «сетке» Партии регионов, перспективах «евробляхеров» и внутренней кухне «президентской» фракции

Новости, анонсы, статьи Запорожья и Запорожской области в Telegram
Поделиться:

В преддверии приближающейся большой избирательной кампании Actual.Today начинает серию интервью с ведущими запорожскими политиками.

В первой части интервью народный депутат Украины и ректор Запорожского национального университета Николай Фролов дал свою оценку действующей и прошлой городской власти Запорожья, а также рассказал о некоторых нюансах местных выборов 2015 года в нашем регионе.

Во второй части интервью парламентарий рассказал Actual.Today:

  • почему пускает в стены вуза оппонентов президента Порошенко;
  • почему участвовал в выборах 2014 года, и как Партия регионов пыталась на них взять реванш;
  • почему остается ректором вуза;
  • какие законы предлагает для электромобилей и «евроблях»;
  • что делать с «Запорожьеоблэнерго».

 

— Как появилось решение идти на выборы в Верховную Раду в 2014-м?

Николай Фролов
Николай Фролов

— В 2014 году я подал документы на регистрацию как кандидат в народные депутаты за день до окончания регистрации. Я, откровенно говоря, не собирался идти в Верховную Раду, реализовывать себя как политик. Потому что к тому времени я уже 2 года был действующим ректором Запорожского национального университета. У меня были и есть широкие обязательства перед коллективом, который меня избрал…

А ректор избирается, и только потом назначается. Это нужно подчеркнуть, а то часто читаю, что ректора «назначили в обмен на что-то». Чтобы на что-то «обмениваться» надо сначала выиграть выборы, добиться, чтобы коллектив Запорожского национального университета: непростой, высокоинтеллектуальный и высокоэмоциональный — за тебя проголосовал…

Так вот, я собирался реализовывать себя именно в Запорожском национальном университете. Но произошли события 2013-2014 года.

И к осени 2014 года я увидел: то, что называлось Партией регионов, в области и городе уже подняло голову. И я увидел, как бодро себя чувствовали собственники целого ряда предприятий, какие они строили планы насчет региона и жизни страны.

Поэтому я принял в самый последний момент решение участвовать в выборах в Верховную Раду. Даже больше скажу: меня попросили это сделать, зная мой рейтинг поддержки среди запорожцев, патриотически настроенные горожане.

Моим оппонентом на округе был хорошо известный запорожцам Евгений Григорьевич Карташов (городской голова Запорожья (2003—2010), председатель Запорожской областной государственной администрации (1999, 2001—2003). Народный депутат Украины (2012—2014), заместитель генерального директора и главы правления «Запорожстали» (1992-1999), — прим. ред.). Борьба была очень активной. С Владимиром Михайловичем Писковым (сейчас — помощник-консультант народного депутата Николая Фролова, — прим. ред.) мы провели 124 встречи с трудовыми коллективами, во дворах, на рынках…

В ночь подсчета были испорчены более 5300 бюллетеней, где был отдан голос Фролову — и пусть мне кто-то скажет, что так называемая «сетка» Партии регионов на выборах 2014 года не действовала! На округе, где победил Бандуров (народный депутат, в прошлом — от Партии регионов, в 2014 году победил на выборах в округе №79 Запорожской области, — прим. ред.), было испорчено 3,5 тысяч бюллетеней… Но «запаса» в более чем 5 тысяч испорченных бюллетеней команде Карташова не хватило, чтобы забрать у меня победу.

На 20:00 дня выборов у нас были данные о перевесе Фролова в 10%. А по официальному результату выборов разница составила 1500 голосов. Остальные голоса у меня украли — испортили 5300 бюллетеней с моей фамилией… Мы даже знаем, как они это сделали.

— Расскажете?

— Безусловно: перед выборами — тем, кто ко мне обратится… Но пусть об этом расскажут остатки Партии регионов, которые будут активно использовать эти же технологии на следующих выборах.

— В Верховной Раде Вы вошли в комитет по налоговой и таможенной политике, хотя ожидалось, конечно, что станете членом комитета по науке и образованию. Почему сделали такой выбор?

— После того как я стал депутатом Верховной Рады, встал вопрос моих обязательств перед коллективом Запорожского национального университета. Мы с командой посмотрели на закон о статусе народного депутата Украины — и оказалось, что, если я откажусь от заработной платы как ректор, есть возможность — если у меня хватит сил — совмещать депутататскую работу и непосредственное управление университетом.

До сих работаю безоплатно, и таким образом являюсь спонсором университета, так как на моей зарплате и различных доплатах университет экономит минимум полмиллиона гривен ежегодно.

Но сразу было понятно, что я как народный депутат Украины, чтобы избежать конфликта интересов, не могу работать в профильном комитете Верховной Рады, то есть в комитете по науке и образованию. Состоялся разговор с руководством фракции Блока Петра Порошенко, в которую я вошел: учитывая мой опыт государственного управления, мне предложили должность заместителя руководителя комитета по налоговой и таможенной политики. Но и вопросами образования в Верховной Раде я активно занимаюсь.

— Вы инициатор законопроекта «о нулевой декларации» (или «о налоговой амнистии»). Почему он, как и другие аналогичные законопроекты, не добрался до голосования?

Николай Фролов
Николай Фролов

— В нынешнем составе ВР очень много ярких, эпатажных, красивых, молодых, модных депутатов. Некоторые из них дерутся ногами. Некоторые кричат нечленораздельно. Некоторые мешают всем работать и жить и просто демонстрируют элементы хамства и бескультурья, выдавая это за свои эмоции, своё свободолюбие. Но я с первого дня пребывания в Раде понял, что эффективная работа может быть только через работу в команде. Если ты как народный депутат Украины, принимаешь те ценности, которые исповедует команда, ты можешь эффективно работать. Можно целый день бегать по Раде, драться и кричать, но это бесполезно с точки зрения достижения результата.

Я разделяю ценности той команды, которая отстаивает независимость Украины, развивает демократию в стране, отстаивает рыночные отношения и все процедуры, связанные с рыночными отношениями, борьбу с коррупцией, утверждение европейских норм жизни в нашей стране. В контексте этого и построена моя деятельность в Верховной Раде. В частности, я голосовал и за создание НАБУ, и за создание НАЗК, и за Конституционный суд в первом чтении, и за многие другие прогрессивные законопроекты, которые уже начали работать и эффект от которых мы, поверьте, увидим уже через 5-7 лет. Все они были проголосованы именно в этом созыве.

Когда я подготовил и подал законопроект «о нулевой декларации», я был абсолютно убежден, что это своевременно и правильно. Этот законопроект не касался миллионов людей, которые получают обычную зарплату или пенсию, а только тех, кто имеет значительные реальных доходы. А у нас, вы знаете, есть масса людей, которые имеют немалые реальные доходы и при этом постоянно показывают пальцем на государство, которое якобы все время чего-то от них требует.

Поэтому мной был подготовлен этот законопроект. Одновременно со мной аналогичный законопроект готовила группа депутатов из комитета по налоговой и таможенной политики. Мой проект был подан и зарегистрирован первым. Но впоследствии оказалось, что наши проекты в основном близки — и авторы другого варианта попросили меня войти в соавторы, но отозвать свой проект. Это нормальная депутатская практика. К тому же, два законопроекта от одного комитета — это выглядит странно.

Но в реальности получилось, что и этот общий законопроект был отозван. В том числе из-за кампании в СМИ, что государство якобы хочет залезть каждому в карман. Поэтому было принято решение, что законопроект «не на часі». И вот он «не на часі» до сих пор.

— Мешает негативное его освещение в СМИ?

— Не только. Скорее общество не созрело для того, чтобы объективно, правильно воспринять этот закон.

— По этому поводу мне понравилась — без доли иронии — фраза из пояснительной записки к Вашему первоначальному законопроекту. «Недовіра до податкової системи та сильний податковий тиск… спричинили значне приховування доходів для ухилення від оподаткування». Прекрасная формулировка, но не кажется ли Вам, что это «недоверие к налоговой системе» не преодолеть только лишь такими законопроектами?

— Действительно, доверие, тем более, к налоговой системе не возвращается одним законопроектом. Доверие к налоговой системе — это в первую очередь доверие к самому государству, понимание, что государство ведет по отношению к своим гражданам открытую, справедливую, демократичную политику. Возврат доверия — одна из основополагающих задач каждого, кто представляет сегодня центральную власть нашей страны.

— Целый ряд законопроектов Вашего авторства — об использовании и производстве электротранспорта в Украине. Эта тема лежит на поверхности, но на самом деле не очень популярна у законодателей. Почему Вы ею занимаетесь?

— Я всю жизнь живу и работаю в экологически неблагоприятном регионе — и в организме собрана, как говорится, вся таблица Менделеева. И негативное влияние на окружающую среду металлургических предприятий усугубляется негативным влиянием автомобильного транспорта. Думаю, что все мы с ужасом наблюдаем старые, разбитые маршрутки, чадящие, как паровоз конца XIX века; все эти «евробляхи» с соответствующим износом двигателя… Электромобили — это наше будущее, а будущее всегда надо поддерживать.

— К слову о «евробляхах». Вы принимаете участие в переговорах с так называемыми «евробляхерами». Как власть планирует выстраивать отношения с ними?

— Этот вопрос будет урегулирован на законодательном уровне. Есть три составляющие этой проблемы. Первая: что делать с теми автомобилями, которые уже завезены? Их надо растаможить по, скажем так, адекватным условиям, которые будут посильными для собственников этих автомобилей. Вторая составляющая этой проблемы и, соответственно, законопроекта, который готовится: процедура, связанная с прекращением дальнейшего существования нерастаможенных авто. И третья часть: выписывание и утверждение налоговой составляющей для тех, кто будет желать в дальнейшем привезти б/у-автомобиль из-за границы.

Этот закон сейчас выписывается. Думаю, что осенью 2018 года он будет рассматриваться парламентом.

— Вы вместе с другим запорожским нардепом от БПП-«Солидарности» Игорем Артюшенко в марте направили депутатский запрос премьер-министру Владимиру Гройсману по ситуации на «Запорожьеоблэнерго». Какая Ваша оценка этой ситуации и какие возможны выходы из неё?

— Главная проблема предприятия на сегодня — оно просто разграблено. То, что это предприятие разграблено, я сигнализировал правительству Украины — еще правительству Яценюка! — и правоохранительным органам: прокуратуре, СБУ — еще в 2015 году. По результатам моих обращений и обращений других депутатов были возбуждены уголовные дела. Кстати, обратите внимание, что по этим делам недавно в Германии был задержан был задержан бывший нардеп Дмитрий Крючков, подозреваемый в масштабном хищении из средств предприятия «Запорожьеоблэнерго», который организовал и осуществлял эти грабительские схемы вывода денег.

Моя совесть чиста: с моей стороны было своевременное и неоднократное информирование правительства о проблемах.

Но я, безусловно, огорчен по поводу того, что там происходит. Коллектив «Запорожьеоблэнерго» не достоин той судьбы, которую сейчас имеет. Вы знаете, что там сейчас уволились или уволены тысячи людей. Сегодня есть реальная угроза безопасности — и не только нашей области.

В прошлую пятницу (20 апреля) я имел разговор на эту тему с премьер-министром Гройсманом и вице-премьер-министром Кистионом. Они в курсе дела и всех нюансов этой ситуации. Ситуация осложнена еще и блокированием работы по процедурным вопросам НКРЭ КУ (с 2017 года Национальная комиссия регулирования энергетики и коммунальных услуг регулярно теряет возможность принимать решения из-за отсутствия кворума, — прим.ред.).

Я считаю, это тот вопрос, которым, помимо исполнительной власти, должны активно заниматься народные депутаты от Запорожской области.

К сожалению, я не могу сказать, что достигнуты положительные результаты.

Главная причина всего происходящего — олигархическая структура экономики и общественно-политической жизни нашей страны. Случай с «Запорожьеоблэнерго» еще раз подчеркнул порочность существующей олигархической системы, когда те или иные олигархи паразитируют и имеют сверхдоходы от эксплуатации государственных предприятий. «Запорожьеоблэнерго» на 60% государственное предприятие и много-много лет назад государство позволило олигархам эксплуатировать в своих целях и наживаться на вот таких предприятиях, как «Запорожьеоблэнерго».

Чем быстрее в стране произойдет слом олигархической системы: как в экономике, так и политике — тем быстрее мы будем двигаться к достижению европейских стандартов жизни. А без этого мы их не достигнем.

— Президент часто встречается с «президентской» фракцией? Только ли по острым вопросам? Встречи с ним — это монолог или диалог?

— Я в парламенте первую каденцию и личного опыта в этом смысле не имею, но по отзывам тех депутатов, которые не первый раз в парламенте, действующий президент Петр Порошенко наиболее часто из всех президентов независимой Украины встречается и с фракцией БПП, и вообще со всеми фракциями парламента.

На мой взгляд, это достаточно регулярные встречи. К слову, как и встречи фракций с премьер-министром Гройсманом.

И президент, и премьер-министр, и члены правительства наладили активную коммуникацию с народными депутатами, со многими они знакомы лично, общаются по мере необходимости.

Общение фракции с президентом происходит всегда эмоционально. И мы, и президент стараемся, чтобы это было конструктивно. Это откровенное общение. То есть депутаты говорят то, что думают по многим вопросам — и президент откровенно отвечает. И любой народный депутат имеет возможность задать президенту вопрос, который его волнует. В таком же формате происходит и общение с премьер-министром.

— Егор Фирсов и Александр Онищенко в разное время в разных интервью говорили о том, что фракция БПП-«Солидарность» управляется буквально по смс или сообщениям в мессенджере с указаниями, как голосовать по тем или иным вопросам. По словам Егора Фирсова, формально это информирование нардепов о позиции фракции по рассматриваемым законопроектам… Вам приходят такие смс?

— У фракции БПП существует депутатский чат, где все депутаты фракции общаются между собой: начиная с поздравлений с днем рождения и заканчивая просьбами о помощи в той или иной ситуации. И в этом чате идет активное общение. Но естественно, что в депутатском чате обсуждаются и законы. То есть чат действительно существует.

Что же касается принятия решений и координации действий, то на заседании фракции, обычно вечером в понедельник сессионной недели, рассматриваются и обсуждаются все законопроекты, вынесенные на эту неделю. И по ним принимается решение.

Очень часто то или иное решение готовит группа специалистов, которая является экспертами в конкретном вопросе… Я понимаю, что многие депутаты считают себя энциклопедистами, но, поверьте, это зачастую далеко не так.

Что же касается сути вопроса, то управлять фракцией по телефону или через мессенджеры невозможно. Хотя бы потому, что больше половины депутатов фракции — мажоритарщики. Мажоритарщики достаточно свободно себя чувствуют. Например, из-за того, что многие, входя во фракцию БПП, не являются, как и я, членами партии, являются беспартийными. В той или иной ситуации мы голосуем не так, как вся фракция, понимая, что для конкретного региона законопроект неприемлем. И это уже становится проблемой руководителей фракции — убедить мажоритарщиков голосовать за законопроект, который они считают негативным для своего округа.

Фактор депутатов-мажоритарщиков очень влиятельный. И президент, и руководство фракции считаются с мнением мажоритарщиков.

В апреле встречу со студентами Запорожского национального университета провели депутаты-«еврооптимисты». По крайней мере один из гостей — народный депутат Мустафа Найем — кость в горле президента и нескольких Ваших коллег по парламенту. Несмотря на это Вы «еврооптимистов» приняли и даже лично представили студентам вуза. Это проявление уважения к «еврооптимистам» или некое бессловное политическое заявление Николая Фролова?

— Это мое уважение к коллективу и студентам Запорожского национального университета. Запорожский национальный университет всегда был, есть и, я надеюсь, будет открытой демократической площадкой для обсуждения любых вопросов: общественных, экономических, образовательных, философских и т. д. И у нас в университете так заведено, что, если к нам обращаются люди, интересные для студентов и преподавателей, мы всегда площадку предоставляем — для общения, для разговора. Выводы студенты и преподаватели потом делают сами.

Поэтому, когда ко мне обратились коллеги по парламенту с желанием выступить перед студентами Запорожского национального университета и пообщаться с ними, я сказал: «Почему бы нет?». Я не поддерживаю и не разделяю позицию и взгляды Мустафы Найема по многим вопросам. Он это прекрасно знает и видит по моим голосованиям. Ведь позиция депутата четко прослеживается по его голосованиям.

У меня нормальные человеческие отношения и с Мустафой Найемом, и с Александром Черненко, и с Викторией Войцицкой, несмотря на то что она в оппозиционной партии «Самопомощь». Я их уважаю как молодых, умных, прогрессивных людей.

И считаю надо постоянно искать то, что нас объединяет. У нас четверых разные голосования в парламенте, мы в разных политсилах… Но что нас объединяет? Мы за независимую Украину? Да. Мы за то, чтобы наша страна жила по европейским стандартам? Да. Мы против российской агрессии? Да. Мы за рыночную экономику? Да. Мы за свободу слова? Да. Всё остальное — менее важные детали.

 

Дмитрий Егоров, Алина Кырбыик

Actual.Today

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: